Любовные романы я никогда особо не жаловала, равно как и мелодрамы. Есть для меня в этом жанре нечто фальшивое и надуманное, причем людьми, зачастую не имеющими понятия, о чем они пишут. Я даже не про общий стиль и мелкие детали, такие как «перси», «ланиты» и прочие запчасти. Я о сути.

Потому что, когда тебе стукнул сочный полтинник, ты не можешь правдиво писать о чувствах двадцатилетней девушки. Особенно, если ты мужик. И наоборот, способ выражения эмоций шестнадцатилетним подростком сильно отличается от того, что пытается выразить за него дама, находящаяся в последнем приступе молодости. И это так отчетливо и так ужасно, что хочется немедленно закрыть книгу, сдать билет, вымыть руки и выйти вон.

Писать или снимать стоит о том, что ты, хотя бы приблизительно, но пережил сам. О том, во что тебя, хоть каким-то боком, но самого затянуло. В своем гендере, в свое время. И при любом удобном случае нужно стараться брать консультанта из лагеря противника — пусть вычитывают, убирают лишнее, переводят с женского на мужской и обратно. Пусть помогают навести на сочинение достоверность, как блеск на паркет.

Дилетантство и искаженное мировосприятие делают киношно-книжные отношения гротескными, образы шаржированными, и находясь наедине с собой, я периодически закатываю глаза и шепчу — «Господи, если ты есть, отними фантазию у этого автора, пусть лучше пишет пресс-релизы металлургическому комбинату или обзоры уходовой косметики. Все людям польза». Но боженька нас давно не слышит и продолжает насылать любовно-информационную чуму на неискушенных читателей.

И вот, вся эта фальш, липа и больная фантазия, лезут изо всех щелей, отвращая потенциального потребителя на веки вечные, переводя его в категорию романофобов и политобозревателей. А настоящих, искренних писателей, сценаристов и режиссеров, показывающих ту самую, неподдельную любовь, такие единицы, что место им в палате мер и весов. Единственным же критерием правдивости романа, может быть ощущение — «это про меня» и ничего больше.

Поэтому, я избегаю распиаренных теледрам, книжных обложек с томными девами в розах, да слезливых сетевых историй, после которых автору хочется напихать полное лукошко за симуляцию большого и светлого, да отправить пасти розовых единорогов в радужные поля. Я поглощаю то, где честно и с огоньком наврано, или наоборот, максимально реально все изложено, а иначе у меня делается бухтеж всей бабки и окружающие имеют, что послушать. 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован.