• Сколько пива не бери, все равно два раза бегать. — философски предрёк Жора и расплатился за покупку.
    Навьюченные пакетами, с трехпудовым рюкзаком на Жориной спине, мы взошли в дом. Намечались борщи, противни запеченных овощей и пивная вечеринка с креветками от гостей.

Друзья хотели общаться и пить сущую ерунду — всё больше для запаху, поэтому пиво выбиралось тщательно, что-нибудь особенное. Остановились на «Светлом кошерном» и каком-то темном с нотками, кислинкой, горчинкой, и букетом, а названия больше никто не помнит, да и незачем.

Сервировка, суббота, друзья, отсутствие повода и присутствие настроения, — все элементы сладкой жизни собрались воедино. По причине категорического отказа гитариста Жоры от сольного выступления, звучал легкий лаунж и чилаут. Неподалеку от стола совещались коты, готовя разбойное нападение на выпивших лохов, с целью отъема морепродуктов.

Примерно через час выяснилось, что кроме креветок и пивных закусок, под кошерное отлично заходит борщ. С пампушечкой. Сервировка тут же разбавилась суповой миской. Хлюпанье борщом тонуло в «Глазах» АукцЫона и собутыльники прибавили громкости в голосе. Эрлуша, вздохнув на это безобразие, ушла в художественный магазин за холстами, выдвинув вместо себя Ашотика, как представителя хипстеров в этом доме.

И вот, спустя несколько часов, прозвучала она, эта фраза:

  • Пиво без Бехеровки — на ветер выброшенные деньги.
  • Не вопрос! — раздалось в ответ.
  • Но только в случае, если Жорик будет играть на гитаре. — твердо и нагло потребовала Маня.

Жора неожиданно согласился с абсурдным требованием — то есть, мало того, что ему идти за пивом, он еще за это должен будет сыграть на гитаре… Но благородные мужчины не стали торговаться и проверив засапожные ножи, выдвинулись в ночь.

На столе появилось мясо. Гарик, наконец-то дождавшись своего часа, коршуном пронесся над столом и под крики лохов растворился во тьме с добычей в виде куска буженины. В ванной возмущенно подала голос карантинная кошка — люди, сочувствуя ее бедственному положению, потянулись в санузел, дабы погладить и успокоить узницу, что не все черному коту масленница — упадет и на ее улице кусок свинины.

Зажигались звезды, Жора перебирал струны, друзья на диване грелись котом Захаром, а Маня, подперев рукой подбородок глядела в ночь и размышляла о том, что счастье в мелочах, что завтра надо сдать книги в библиотеку, и что дыню так никто и не ел…

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован.