Я не знаю как правильно любить. Спроси меня и я не отвечу. Я не знаю обязательно ли говорить «доброе утро» со светлой улыбкой, или можно буркнуть «дбрутро», а сваренный на двоих кофе засчитать за то самое полнозубо улыбающееся «доброе утро!» Я не знаю нормально ли иногда бубнить всякую сердитую ерунду или надо беречь родные уши, заталкивая раздражение внутрь.

Я не знаю нормально ли испугавшись за чьё-то здоровье орать, что надо таблетки пить, а анализы сдавать и как последний аргумент, — я не хочу тебя хоронить раньше времени! Да, вот так, радикально и сразу в крайности. Со злостью в глазах, вместо правильно спокойных, но твердых интонаций в голосе.

Я не знаю по-взрослому ли обижаться, сразу поворачиваясь задом или надо мудро погодить, стоя к лесу передом. Я не буду сейчас разговаривать и не надо заглядывать мне в глаза — тяжело же не ржать! И потом, я должна хотеть тебя прибить, а ты крутишься рядом и корчишь рожи, наламывая мне весь процесс обижания.

Я считаю, что не существует единого понятия нормы, и если мне с человеком хорошо, то какая разница на каких тонах мы с ним разговариваем, слышат ли нас соседи и что скажут люди, — кажется, это последнее, что меня заботит. Мир вообще интересуется нами реже, чем мы думаем.

Я много чего не знаю и не берусь утверждать, но ощущение защищенности не спутать ни с чем, не заменить никакими цацками. Тут не сымитируешь и не обманешь. Потому что все просто и открыто, если это всерьез и по-настоящему.
А вот эти все сложности, недосказанности и прочие трудности перевода, я, пожалуй, оставлю другим — внезапным и противоречивым натурам. Пусть маются, кому это интересно.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован.