Во времена моей негрустной юности полагалось знать и желательно лично, бармена в том заведении, где ты регулярно появляешься. Это было правилом хорошего тона, определяло принадлежность к узким кругам, гарантировало безопасность, долив алкоголя и, в качестве бонуса, пенку на кофе, которая создавалась путем тщательного взбивания растворимого кофе с сахаром и ложкой воды — считалось, что так вкуснее.

Бармены явно напоминали капитанов дальнего плавания — они царили над пьяной толпой, справедливой рукой творя законы общего питания и жития. Я достаточно быстро научилась находить с ними общий язык, несмотря на свои стартовые пятнадцать лет — всего-то не забыть о чаевых, подарить хороший коньяк на день рождения и вовремя увести собачью свадьбу имени меня хотя бы за угол, чтобы не превращать проход между столами в беспорядочное ристалище.

Многие из барменов были с прекрасным образованием — от физмата до истфака, и с ними было о чем покурить. С повышением градуса у клиента, возрастал и уровень интеллектуальности беседы в целом. Вовлекались рядом сидящие персонажи, а особо ценились личности, могущие исполнять роль интернета, знающие все и обо всем — таскать с собой БСЭ было как-то не с руки…

Невозмутимость и чеканный профиль главного человека в баре, вселяли уверенность в незыблемости сего вертепа, в неотвратимость выходных и наличие балыка для «своих». И меню наизусть, и сколько сахара мне класть, и какие сигареты мне оставить, и адрес мой таксисту назвать.

С появлением сетевых «модных кофеен», «топовых заведений» и прочих лаунж-мест, ушла целая каста, эпоха и культура, и никакой бариста её не заменит. Бармен — это штучное, а не массовое. И, как ни странно-банально звучит, все-таки это призвание. Чуваки, я вас помню).

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Войти с помощью: