Вызвали на днях отца родного повесткой в соответствующие органы в качестве свидетеля. Получив на руки официальную бумажку, мама напряглась, а папа, сопя и чертыхаясь, засобирался на выход, размышляя о своем поведении и перетряхивая карманы памяти — где и что конкретно он мог так засвидетельствовать, что это требуется документально зафиксировать?

Тревожная мама ходила за ним по пятам, выясняя, чем он занимается пока ее рядом нет, во что он опять вляпался и за кого вступился на этот раз, а надо сказать, что этот может — повышенное чувство справедливости ему даже кушать спокойно не дает.

В отдел полиции папа приехал, сам того не подозревая, уже с заочным адвокатом и серьезной группой поддержки. Проводив папу и собравшись с мыслями, мама пролистала записную книжку, вспомнила всех, кто ей обязан здоровым желудком, сердцем и нормальным давлением, и в течении десяти минут нашла адвоката, прокурора, несколько грамотных юристов и даже какие-то концы в охране городской тюрьмы.

Причина вызова родителя в казенный дом стала понятна по прибытию — в Минздраве кто-то проворовался, а папа, как человек получающий кое-какие лекарства за госсчет, мог бы пролить свет на туманные дела чиновников. Мог бы, да не пролил.

— Скажите, пожалуйста, какие препараты и как долго вы принимали? В каком объёме? Как часто вы посещали врача? — допытывался следователь, стараясь расшевелить папину память.

— Вы смеетесь? Это было год назад. Я не помню, что я вчера на завтрак ел, а вы про таблетки, коих было несметное количество.- закатывал папа глаза, прикидываясь немощным пожилым человеком.

И он не лукавил, лечебным процессом у нас заведует мама и только она знает, что именно мы, как лошади, покорно принимаем из ее уверенных докторских рук.

Но молодой человек в папину амнезию не верил, а отец в свою очередь не сдавался. Следствие зашло в тупик. Противники тяжело дыша глядели друг на друга. И тут, в самом разгаре поединка упрямой и оптимистичной молодости и опасливой зрелости, в головы одновременно пришла одна и та же спасительная идея — позвонить маме. Очевидно, следователь был тоже женатый человек.

В дальнейшем, беседа свелась к телефонному разговору опера с маман, которая с облегчением выяснив причину повестки, подробно и на одном радостном дыхании сдала все отечественное здравоохранение в ответственные руки правоохранительных органов.

Внизу листа с показаниями папа рассеянно расписался — «со слов жены записано верно», и внутренне порадовался, что пятьдесят лет назад не прогадал с выбором боевой подруги.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован.