Как я не пыталась соблюсти лаконичный скандинавский стиль в этом доме, но, обрастая барахлом, все равно выходит ветхозаветное жилище приличного семейства. Фарфор, хрусталь и портьеры с бомбошками прорастают из ниоткуда и прочно занимают свое место, выживая Икею и прочие примитивные предметы интерьера.

Особенно это заметно под Новый год — появляются ажурные дорожки на столах, вязанные крючком ангелочки, развешанные по дому, раритетные игрушки на елке, мерцающие тусклым благородным блеском, и остальные милые и пылесобирающие мещанские радости.

Прабабушка Васса Алексеевна со своими часами Павла Буре наперевес и поповским фарфором под мышкой легко расправляется с моими современными представлениями об уюте.

Этажерки, салфетки в кольцах, ножи и вилки в паре, скатерти, тортовницы и даже монстера, упрямо растущая в углу, вытесняют минимализм и хоронят мечты о свободных пространствах и рациональном зонировании — в спальне у меня спят, в столовой едят, и только в кабинете все еще складируется чистое не глаженное белье. Просто не завелся еще в доме работник умственного труда на вольном выпасе…

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Войти с помощью: