Шуба.

— Котик, у меня к тебе серьезный разговор. — печаль в лице, дрожь в голосе.

— Что стряслось, зайка? — недоверчивый взгляд котика, он явно ещё не проникся.

— Пока ничего, но обязательно стрясется… — зайка отрешенно посмотрела в сторону.

— Уф…, — забеспокоился кот, телефон в сторону, руки в карманы, — Что?

— Все. Все, что нажито непосильным трудом мне уже не под-хо-дит. Совсем. Нужна новая, — тяжелая пауза, зайкины уши трагически повисли.

— Кто? — недоуменно спросил котик, рассматривая боксерскую грушу.

Пауза.

— Кто?! — удар по груше.

— Не кто, а что. Шуба. Пушистенькая такая. Одиноко висящая, без меня.

— Где? — кот повис на груше, обняв её руками.

— В магазине… — зайка колупнула штукатурку.

— А что с предыдущими тремя шубами случилось?

— Прохудились. Выходят из моды. Я от них устала. Мы друг друга не понимаем, не слышим. Между нами всё кончено. — зайкины уши раздраженно задергались.

— Может еще можно что-то наладить? Вы так друг друга любили. Что, черт побери происходит? — обречённо поинтересовался котик и погладил грушу.

— Произошли новые сапоги и сумка. К ним катастрофически не хватает другой шубы, новой. Понимаешь? Невозможно любить жизнь и Котика, — сделав упор на «Котика», воскликнула зайка, — когда твоим сапогам не везёт с шубой!

Котик, сраженый наповал неумолимой логикой, достал из груши деньги. Все таки любовь побеждает помповое ружье и новые шины.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован.