О щедрости.

Моя манера помочь всем страждущим, сирым и убогим, обычно строго пресекается бдительным мужем. Эта непонятная привычка подавать всем подряд, взялась непонятно откуда, и скорее всего корнями уходит в глубокую древность. Где-то очень далеко у меня в роду был монах-пещерник — наверное это его посыл работает.

Маман моя, к примеру отличается восторженностью петроградской курсистки и периодическими припадками щедрости. Обычно мы с ней подбираем шелудивых котов и спонсируем деньгами убедительных проходимцев. Нечасто конечно, но случаи бывали. Папа призван компенсировать затраты, если не успевает охладить пыл.

Абсолютно не азартные в обычной жизни и где-то даже скаредные в условиях очевидного лохотрона, перед какой-нибудь историей леденящей душу устоять не можем.

И если мы с курсисткой подбираем только котов, то бабушка моя пошла дальше и подобрала как-то молодого красавца. В гастрономе, в очереди. Куда она пришла за какой-то бакалеей и откуда ушла сияя с прекрасным молодым человеком, двадцати с небольшим лет от роду. Временно оставшимся без крыши над головой. Студентом.

Она сдала ему комнату за чисто символические деньги. Надо ли говорить, что молодой человек в ее доме катался как сыр в масле? Прекрасно питаясь за бабулин счет, ведь гости в ее доме жили практически по кавказским законам — вкусно и навсегда.

Продержался он правда недолго. Месяц всего. Однажды парень растворился в осенних сумерках, а на пороге материализовался следователь с понятыми. Молодой жилец оказался то ли скупщиком краденого, то ли предводителем какой-то шайки, залегшим на дно у бабушки дома.

Бабулина квартира надолго заслужила внутрисемейное звание «малины». Я требовала в гостинную пианино и даже обязалась разучить «Мурку». Прикидывала как можно уходить от погони. Выходило, что никак — четвертый этаж и береза еще не доросла до балкона.

Спросите — что же дедуля? Дедуля философски взирал на эту вспышку благотворительности, не вынимая папиросы изо-рта и не выпуская газеты из рук. Встать на пути решившей кого-то облагодетельствовать бабули, не рискнул бы никто.

Семейные цацки лже-студент не тронул — и на том спасибо. Даже починил часы Буре с боем. Больше квартирантов в дом не пускали, а светлую память о единственном жильце велено было не трогать хоть и справедливыми, но злыми руками.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован.