— Там чай разлит на полу. Осторожно. — голосом вокзального диктора объявила Эрлуша и удалилась к себе.

Поражаюсь выдержке и спокойствию этого человека. Сдержалась, не бросилась за шваброй. Ни один мускул не дрогнул на ее прекрасном лице. И только проявив заботу о маме родной, этот ребенок смог позволить себе уйти из столовой.

Смахнув непрошеную слезу умиления, я вернула чуткую девочку с лестницы на землю и вручила швабру для логического завершения этого благородного акта заботы о матери родной. Чудный ребенок, чудный.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован.