Новогодние праздники.

Семья слоняется по квартире не зная, что бы еще съесть из накопленного за неделю, куда себя деть и чем занять. Внезапно вспоминаются навыки вязания и плетения макраме, постройки домиков из спичек, и возле книжного шкафа обязательно кто-то застыл в кататонии, не в силах выбрать книгу.

У меня возникает жуткое и непреодолимое желание научиться играть в покер. Денис, как бывший казиношный диллер научить конечно, ничему не может, а иные знакомые «учителя» меня просто-напросто вгонят в долги. Поэтому я периодически достаю кожаную коробку с покерными причиндалами, открываю, перебираю карты, фишки и мелки, нюхаю, закрыв глаза и кладу назад.

Озарение не приходит, покер кажется мне чем-то вроде ядерной физики и сопромата, игроки докторами наук и коллективная фамилия их — Перельман. Я могу с Лёлей играть в «туалет», в дурака и когда-то я раскладывала пасьянс «могила Наполеона».

Укладывая одной рукой Эрлушу во младенчестве спать, другой я перебирала карты. И одновременно с выражением читала ей «…никого не будет в доме, кроме сумерек. Один зимний день в сквозном проёме незадернутых гардин…», и прочую Ахматову с Пушкиным.

Так и вырос ребенок среди Пастернака и карточных игр. Потом во дворе ей доверяли снимать колоду правой рукой. Правда в покер она тоже играть так и не научилась…

Надо бы восполнить этот пробел, тем более у нас в роду имеется карточный шулер — есть в кого пойти.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован.