Хозяйство.

Кончился порошок для посудомоечной машины. Совсем. Из пустой канистры не удалось выбить ни ложки. И всё.

Сумерки непонимания сгустились в квартире. Растерянность охватила семью. Ошарашенные домочадцы оглядывались друг на друга, неуверенно улыбаясь и не понимая, что же делать дальше.

Четыре года без ежедневного ручного мытья посуды сделали свое дело — навык посудомоек был утерян. Назревал древний вопрос очередности мытья.

Эрлуша сразу взяла самоотвод, просто проигнорировав тему. Этому ценному способу она научилась у котов — моментальное видимое отключение от реальности, взгляд вдаль и медитативное покачивание. Если начать бодрить и тормошить за плечо, то можно будет даже заглянуть вглубь вековой скорби древнего народа. Сразу понимаешь, что тут тебе ловить нечего и вяло мямля — «все-таки все живущие в этом доме должны как-то участвовать в процессах…», отваливаешь от будущего реставратора… Не разберешь этих людей искусства — вроде и не отказалась, а полное ощущение, что художника ты все-таки обидел.

Я, прикидывая как бы мне уклониться от сей обязанности, не нашла ничего лучше, чем просто лечь на диван, укрыться пледом и прикрыть глаза. Устала, отдыхаю, а может, недомогаю. В глаза глядеть, как Эрл не умею, поэтому просто их прикрыла. Рукой, тыльной стороной. Заодно вроде как за лоб держусь. Вера Холодная в шерстяных носках.

Муж оглядевшись по сторонам и встретив глухое непонимание, дезертиров и котов, которые не могут, так как у них лапки, обреченно пошел к раковине. Собственно, в те далекие допосудомоечные времена так почти всегда и было — посуду мыл самый опытный, умный и красивый…

Просто подзабылось.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован.