Маман пала жертвой своих же предрассудков. Вышла в тамбур пообщаться с соседкой, дверь захлопнула, а ключи не взяла.

Ну, и всё, чижа захлопнула злодейка западня. А надо сказать, что в свое время, она сама завела традицию под названием — «Мы никого не ждем.» То есть в дверь звонят, встать открыть лень и ты начинаешь опрашивать домочадцев — кто и кого ждёт, и ждёт ли вообще. Потом опрос заменили перекличкой — «Я никого не жду!», и суетиться перестали вообще.

Это было связано с тем, что в начале девяностых, колличество попрошаек, сектантов и прочих шмекеристов, просто зашкаливало. Звонили беспрестанно. Потом сделали тамбур на две квартиры, но при ремонте в коридоре повредили шнур звонка и мы счастливо прожили без оного года три. В полной тишине. Даже жаль было его ремонтировать…

Не подумайте, что этот проходной двор остался без гостей — просто все заранее звонили по телефону, а мы их встречали открытыми дверями, ковровой дорожкой и земным поклоном.

Но это преамбула, а суть в том, что маман утром закрытая в тамбуре, начала звонить в дверь. А дома по-прежнему «никто никого не ждеооот»… Я в фейсбуке, папа кофий пьёт и новости смотрит, а в тамбуре мечется родительница понимающая, что пора начинать шуметь по-взрослому — домой-то хочется.

Я бы, честно говоря, даже и на этот шум не среагировала бы — мало ли, к соседям гости пришли, а они могут галдеть и дверями хлопать. А вот папа заинтересовался тем, кто там исполняет фугу Баха на дверном звонке и встал, и открыл дверь, и впустил птичку в двухкомнатную клетку, наругав за то, что не вешает ключ на шею.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован.