Летняя ночь.

Чем можно было заняться душной летней ночью в Одессе, в далекие докондиционерные времена? Когда мокрая простыня высыхала в считанные минуты пока ты её отжимаешь, не успевая толком охладить тело. А вентилятор производил больше шума, чем движения воздуха.

И вялый кот с ленивой ненавистью глядя на жужжащую муху, преодолевал жгучее желание подпрыгнуть и сбить насекомое лапой. При этом, всеми пятью граммами мозга понимая, что в прыжке он перегреется и на пол приземлится уже бесчувственным телом. Поэтому лучше лежать и беречь силы, подрагиванием хвоста подавая знак — спасибо, я живой.

А ведь одесские дворы-колодцы славятся не только фольклорной красотой и неподвижным воздухом, но и отличной слышимостью. Жильцы, выходящие летней ночью покурить, стараются тихо обсуждать свои дела громким суфлёрским шепотом, что впрочем не освобождает некоего Юрия Соломоновича из тридцать седьмой квартиры, лежащего без сна в вязкой духоте, от принудительного знания, что творится в личной жизни абстрактной Люсьены и почему Бора — лох.

И, кстати, лох он вот почему — когда пошла первая волна налётов на квартиры успешных предпринимателей, Боря установил себе металлическую дверь, способную остановить даже рентгеновское излучение. Сам хозяин открывал ее, налегая на металлическое полотно всем корпусом, настолько это была солидная дверь. Всем дверям — дверь. Броня! И решетки оконные Боря приварил к стенам насмерть, и щели законопатил. В общем спал Борюсик крепким и спокойным сном, до тех пор, пока однажды его не ограбили, выманив из квартиры простым и естественным способом — выкрутили пробки, которые находились на лестнице!

Оставшись внезапно без света, Бора матюкнувшись выглянул в парадную, где был встречен ударом тупого предмета. И пока он лежал без чувств на холодной и бездушной плитке, грабители успели вынести немало нажитого непосильным торговым трудом.

А в это время, в̶ ̶з̶а̶м̶к̶е̶ ̶у̶ ̶ш̶е̶ф̶а̶, мы тоже достаточно весело проводили летнюю ночь. Когда Эрлуша была еще совсем юна и неопытна, и большую часть времени проводила в коляске, ночами мы выходили на прогулку. В основном отдых проходил на террасах ресторанов Дерибасовской и прилегающих улиц, поскольку жили неподалеку — на улице Пушкинской угол Еврейской.

Путь наш обычно пролегал мимо бывшей гостиницы «Красной», где одно время обретались недешёвые проститутки. Все как на подбор — красавицы с модельной внешностью, шикарно одетые, и мы с Лёлей ходили на них полюбоваться. У нас уже были свои фаворитки и мы отличали новичков от бывалых и сутенеров от клиентов. В общем небольшое ночное развлечение.

Периодически путан «накрывала» милиция и тогда стайка «бабочек» вспархивала и уносилась прочь, подальше от алчных стражей порядка. И вот, однажды, неспешно прогуливаясь вдоль по Пушкинской, мы попали под очередной налёт.

Девушки, завидя органы правопорядка, встрепенулись и помчались прочь… Лёля, поддавшись стадному чувству, тоже почему-то побежала с ними. Нарядная такая, в мини юбке и на каблуках. Я же тогда попроще выглядела — в кроссовках и джинсах, все-таки положение молодой матери обязывало, поэтому больше походила на отставную «девочку», в декрете так сказать.

И вот, значит, бегут путаны, Лёля следом, я с коляской припускаю за ней с криками — «Куда ты?! Подожди меня!» (действительно — куда уж тут без меня в участке-то), а замыкает процессию муж и менты с мигалкой. Вот примерно квартал, как раз до дому, в таком составе и бежали. Потом девахи свернули в переулок, милиция за ними, а мы отстали — дыхалка оказалась слабовата по сравнению с «ночными бабочками»…

Да и бог с ними, с приключениями в РОВД — иди доказывай потом, что ты не причастна к торговле телом, а просто было жарко дома сидеть…

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Войти с помощью: