«Смерть стоит того, чтобы жить. А любовь стоит того, чтобы ждать.»

Конец восьмидесятых, начало девяностых. Катастрофа государственного масштаба. Растеряные взрослые, потеряные дети — буквально и переносно. Ценности втоптанные в грязь и внутреннее сопротивление этой вакханалии. Новые идеалы тошнотны до омерзения.

Я не хочу быть интердевочкой, не хочу продавать и предавать, не хочу звать милицию — ментами. Не буду показно веровать, хотя в бога верила даже в своей полуатеистической семье. Не хочу считать, что умение лгать и изворачиваться ради своей выгоды, — первое счастье в этой жизни. Не хочу, чтобы посты, кошельки, власть и статусы, определяли необходимость любить, дружить и держаться в поле зрения.

Но меня убеждают и ломают. Заставляют променять на стекляшки настоящее. Сопротивление помноженное на подростковый возраст. Весь мир идет на меня войной. И вот, у этих разбитых корыт, появляется тот, за кого я в свои двенадцать лет уцепилась, как за спасательный круг. Цой и «Кино».

И  я уже не одна. Да, тяжело. Да, трудные времена. Да, максимализм и идеализм. Но есть моменты, когда это единственное, что не даст душе пойти трупными пятнами. До сих пор. Философия с которой я живу. И вы знаете — не мешает, я не теряю ничего.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован.