Как я начинала печь пироги и торты.

Сразу оговорюсь — с тортами, кроме Наполеона, у меня не сложилось. Нет, если сильно напрячься и очень надо, то я могу. Но лучше не надо. И всем уйти. И коньяк приготовить сразу. А вот в детстве коньяка еще не было, и поэтому папа подбадривал и хвалил меня из коридора, а мама стойко всё сносила никуда не уходя с кухни, убирая да поднося.

Моим личным кулинарным проклятием стала поваренная книга под названием «Булочки, пироги и пирожные» авторства Иды Савиной — ни один рецепт не сбылся, ни одна методика не работала.

Это был заколдованный круг — я покупала миксеры, лопатки, формы, фольгу и пергаменты, весы и мерные чашки. С идиотической точностью отмеряла все продукты, сооружала водяные бани, измеряла температуру градусником, пекла с секундомером, запрещая, не то что хлопать дверями и громко говорить, а колебать воздух вообще. Сгиньте все до вечера.

Я превращалась в маленького и злобного повара. Злобного, потому что не получалось, не выходило. Я стискивала зубы, выкидывала спекшуюся подошву, которая обещала стать воздушным коржом и чеканным шагом отправлялась опять в магазин. Накупала продуктов и приступала к очередным кулинарным опытам.

Я не успокоилась, пока не поняла — не выйдет из этой битвы с бумажной Савиной ничего путного и приступила к рецептам, которые мне любезно предоставили мама с бабушкой. Спросите, чего сразу было не сделать этого, ведь они пекли изумительные пироги да торты? Все просто: дух противоречия – «я все могу сама», и желание разобраться во всем лично.

Я занимаюсь собирательством рецептов везде, где удается — от мам подруг до поваров хороших ресторанов, лестью и подкупом, уговорами и легким шантажом. И вроде бы все замечательно выходит, но вот только одна Ида Савина мне не покорилась. Мне кажется, она умышленно что-то недоговаривала, утаивая секретные ингредиенты, храня тайну Ордена Кондитеров…

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.