— Надо что-то сделать с этой кондиционерной трубой…

— Зачем?

— Раздражает.

— Чем? Что она тебе сделала?

— Она даже не параллельна полу. В ней нет эстетической геометрии.

Надо ее утопить в стену.

— Надо – утопим. Но тогда надо будет уже и стену побелить.

— Давай тогда уже и те две побелим. Задницами зашарканные. И в тех местах где вы роялем покоцали, чуть-чуть. Подмажем…

Так дома развернулся ремонт. Как фронт. Перед Новым годом.  Едим изделия армянской кухни из одноименной кулинарии. Дома стараемся появляться как можно реже, оставляя для строителя часового из числа родственников. Эрл от погрома ушла жить в мастерскую. Дома она только спит и меняет пальто.

Квартира похожа на дом Ленина в Горках — все в целлофане, как в чехлах. Забыли замотать пленкой люстру с тыщей хрустальных висюлек… Когда я это поняла, то перестала раздражаться и постигла дзен, ибо это самая страшная часть уборки квартиры.

Коты весело шуршат клеенками и пачкают ногами все, до чего дотянутся. Периодически кто-то вдруг вспоминает о забытых под клеенкой вещах — там остался замурованным одинокий мандарин и теперь тоскливо взирает на меня оттуда цитрусовой мордой. На ведра с краской в прихожей присаживаются, чтобы обуться. Чтобы поесть, надо расчистить себе место от цветочных горшков, коробок и палитр с образцами.

На моменте выбора цвета стены, мы дружно друг другу сказали – «Выбирай сам-сама, иначе если выберу я, то ты мне вынесешь мозг». Поэтому вопрос  выбора цвета остался на совести строителя. Он посторонний человек, его третировать неудобно.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Войти с помощью: