— Ты должна рассказывать Эрлуше, как вести себя в той или иной ситуации, — учит жизни меня мама.

Я молчу или бодро отбрехиваюсь. Я не знаю как обьяснить маме, что по-моему я уже ее всему научила и могу с ней о многих вещах говорить только на равных. Что я не люблю поучать, а хочу просто делиться опытом, разным, не скрывая провалов. Что Эрл взрослый человек, живет свою жизнь и я не проживу её за неё. И то, что мое воспитание закончилось, я поняла в один момент — летом прошлого года, решив тут же и подвести итог:

— Знаешь, Эрлуша, мне кажется я тебя уже практически всему научила. Дальше я могу просто отвечать на вопросы, помогая понять жизнь.

Эрлуша промолчала соглашаясь. Она часто транслирует себя беззвучно, рассчитывая на то, что собеседник либо поймет ее без слов, либо это не ее человек.

И при этом у неё вагон друзей, хороших знакомых, приятелей, и я не знаю ни одного человека, кто бы нелицеприятно о ней отозвался. Наверное потому, что самое ценное для неё это чужое Я. Неприкосновенное и уникальное.

Может я странная мать, но я не хочу её воспитывать. Дружить хочу. Любить.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован.