Ангелы и Демоны.

— Сколько ты уже с ним? — спросил у Женщины Ангел, аккуратно складывая крылья и стряхивая с них капли. С утра зарядил дождь и серая пелена затянувшая город, понемногу накрывала тоской, сдавливая голову железным обручем головной боли.

В глазу медленно проворачивался железный кол и сознание рисовало картины одну страшнее другой. Настолько яркие и безысходные, что пуля, пущеная в висок, начинала казаться неплохим выходом из положения — она прекратила бы мучения раз и навсегда, попадая в яблочко.

Женщина взглянула на Ангела больными глазами:
— Какое это имеет значение?… — и отвернулась к окну. Коротко подышала на стекло и нарисовала на мутном пятнышке улыбающуюся мордочку. Мордочка таяла, а она стояла, прижавшись лбом к стеклу. Там, за окном в серой пелене растворялся человек. Тот, из-за которого пришел в гости её давний знакомый, Ангел.

— Имеет. Это поможет оценить терпение, которое ты израсходовала, подумать, что там еще осталось, есть же предельные величины, в конце концов, — бормотал Серафим и хлопал себя по карманам, явно что-то ища. Достал сигару, повертел в руках, понюхал и положил обратно.

— Держи. Ты в прошлый раз её тут оставил, — черная рука протянула записную книжку. Другой рукой говоривший мешал кочергой угли и смотрел, как тяга уносит искры в каминную трубу. Хвост с копьём на конце раздраженно подрагивал.

— Я не очень понимаю цель твоего визита. — Ангел протёр пенсне, нацепил его на нос и внимательно посмотрел на собеседника. Огонь бликовал на отполированых рогах гостя. — Зачем ей твои услуги, терпение еще есть, время тоже еще не вышло… — Ангел водил пальцем по странице блокнота, высчитывая сроки и сверяя даты.

— Затем, что твое ангельское терпение без моей дьявольской силы не долго продлилось бы, она и так платит слишком дорогую цену за мечту лежать под боком своего Мужчины и думать, что положив его руку себе на лоб, можно утишить боль, а у нее будет возможность длить это до скончания века. — Черный гость поднялся со скамеечки, развернул Женщину лицом к себе и выдернул кол из глаза.

Боль схлынула как вода. Обруч с лязгом свалился на каменный пол, она покачнулась и присела на подоконник, держась рукой за лоб.

— Каждый раз, когда Мужчина уходит, она ослепляет себя, чтобы не видеть его спину. И исцеляется только когда он стоит на пороге… — Демон усмехнулся, — Пусть посмотрит без боли на мир без него. Честно говоря, мне надоели её терзания.

Ангел вздохнул и постучал сигарой о колено, пристраиваясь на скамеечку рядом с Демоном:

— Я думаю, нам стоит оставить её справляться с жизнью самостоятельно. Без моего ангельского терпения и твоей дьявольской силы.

— Интересно, сколько же продлится в таком случае любовь?… – черный гость прикурил от уголька, зажатого в каминных щипцах, и протянул его соседу.

— Если им повезет, то вечность. — Ангел с наслаждением затянулся сигарой и вытянул ноги к огню, — Быть может, если отобрать у человека костыли веры в нас с тобой, то у любви вырастут крылья?…

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Войти с помощью: