Парадный ремонт.

 

Рано или поздно в каждом многоквартирном доме наступает тот страшный момент, оттягивать который становится уже просто не безопасно – ремонт канализации с заменой труб. Наши соседи по стояку сопротивлялись как могли, но безремонтное использование труб на протяжении четырех этажей и последних лет шестидесяти, не прошло бесследно. Вода не текла внутрь клозетов, боже збавь! Она текла наружу, в парадную.

Ремонты с оштукатуриванием стен уже не помогали, пятна воды в виде географических карт проступали явно и угрожающе.  На ум приходили страшные картины обрушения стен, при том, что подобные случаи на Молдаванке не редкость — ленивые и скупые жильцы лишались недешевых метров по причине банального обвала трухлявых стен.

Из четырех квартир нашей парадной, три были платежеспособны, договороспособны и горели желанием начать это многотрудное дело. Одна квартира ремонта не хотела. Несговорчивых жильцов с третьего этажа все устраивало, хотя их участок трубы тек больше всех, заливая еще не начавших ремонт соседей снизу, и чрезвычайно нервируя соседей с первого этажа, уже сделавших евроремонт.

К сопротивленцам ходили делегациями и поодиночке, подсылали подметные письма, оставляли на пороге сырую рыбу, угрожали демонтировать трубы не заходя в квартиру, и в итоге они сдались. Разрешили войти ремонтниками в дом. Правда, платить за ремонт отказались наотрез, но это уже было такой мелочью, что не считалось. Обрадованное сообщество рвалось в бой.

Ремонт решили устроить летом. В августе. В самую жару. В плюс сорок пять  в тени. Ни уйти, ни отойти. Отпуска взяли дружно, всем стояком. Трубы безропотно покидали стены, рассыпаясь в руках рабочих в прах. Прах с черной грязью вперемешку подсовывался под нос жильцам, как доказательство безалаберности живущих в этом доме. По словам ремонтников выходило, что по-хорошему трубы в доме нужно менять хотя бы каждые три года, а не баловаться этим раз в сто лет. Мы послушно кивали. Дух старины отрезвлял даже сильно выпивших.

Главным сантехником был философ, рыцарь «Ордена Зодиака». Существовала когда-то такая загадочная контора в Одессе. Суть состояла в том, что только здесь, в Одессе осуществляется спасение землян, ввиду хорошего подключения к эгрегору. В других местах сигнал так себе, поэтому наш город избран. Заправлял этой сектой, пардон Орденом, чувак с натуральным словесным поносом. Ни остановить, ни переспросить. Он давал сеансы на одесском телевидении. Я на него периодически натыкалась и понимала, что наша Александровка (психбольница) не досчиталась бойца. А может он просто и искренне стриг купюры, но повторить его бред не представлялось возможным, даже через пять минут после выступления. Ясно было одно: мир спасается силами одесских рыцарей.

И вот, один из этих спасителей спасал в тот момент наш дом от канализационного Армагеддона. Рыцарь-сантехник был высок, строен, красив и брунет. Ему верилось. Во время починки санузлов он вдохновенно проповедовал. От нечего делать жильцы его слушали, местами даже с интересом, но идеей почему-то никто так и не увлекся. Даже сильнопьющий моряк с первого этажа, увлекающийся всем подряд: женщинами, виски, котами и разведением кактусов.

И если с отсутствием воды мы, хозяева этого многострадального стояка, еще в принципе могли смириться, то отсутствие возможности культурно сходить на унитаз, для нас стало неприятной неожиданностью. К этому все были не готовы. Ну, помыться к друзьям-родным в условиях постоянного наличия отсутствия воды — привычно. А вот как быть с туалетом? Дворовые нужники в нашей округе были давным-давно ликвидированы, как пережиток позорного прошлого, вход  в катакомбы заколочен. Куда податься бедным евреям? И так чтобы недалеко от стояка?

Коллективная мысль напряглась и обнаружила в соседнем доме казино.  И вот началась самая настоящая богемная жизнь. Завтраки с игроками, проститутками, наркоторговцами и прочим «золотым» срезом молдаванского общества. Я пристрастилась к бильярду и начала безошибочно определять проигравшихся. Ужинали шампанским и креветками. Работники нам сочувствовали, интересовались ценами на канализацию и паковали обеды для рыцаря заточенного в стояке. Так пролетела неделя лета.

Окончание ремонта было встречено криками «ура»,  распитием спиртных напитков, раскуриванием папирос и попыткой дам поцеловать в усы сантехника, дай бог ему жену хорошую и денег побольше.  Сантехник отворачивал сахарные уста, смущенно бормотал, что «оно само прекрасно чинилось, да я тут вообще ни при чем» и прочую стеснительную ерунду. Обещал при случае спасти нас быстрее, чем всех остальных землян.

Что ни говори, но подъездные ремонты консолидируют общество не хуже подъездных скандалов…

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Войти с помощью: